Укрощение строптивого

Опубликовано в Любовные

Если муж нервный и злой, обижает и вы часто плачете. Салфетку или платок которым утирали слезы сжечь. Собрать пепел и смешать в чашке с медом. В лесу, далеко от дома зарыть и перекреститься со словами

"Крещусь утром ранным, иду в поре чистое, иду в лес темный. Оставила да спиной и двери и ворота и зло за ними. В чистой земле зарываю слезы меда сладкого да вернутся медовые слова, слышать мне рабе (имя) ...."

Присуха "Исполнена есть земля дивности"

Опубликовано в Любовные

Хороший старорусский заговор, многим известный по этнографическим работам разных исследователей, но практически не применяемый из-за отсутствия обряда. Хотя большая часть действительно старых заговоров читалось на воду, вино, след, дым и т.п. привязки к стихиям.

Исполнена есть земля дивности. Как на море на Окиане, на острове на Буяне, есть бел горюч камень Алатырь, на том камне устроена огнепалимая баня, в той бане лежит разжигаемая доска, на той доске тридцать три тоски. Мечутся тоски, кидаются тоски, из стены в стену, из угла в угол, от пола до потолка, оттуда чрез все пути и дороги и перепутья, воздухом и аером. Мечитесь, тоски, киньтесь, тоски, и бросьтесь, тоски, в буйную ее голову, в тыл, в лик, в ясные очи, в сахарные уста, , в ретивое сердце, в ее ум и разум, вволю и хотение, во все ее тело белое и во всю кровь горячую, и во все ее кости, и во все суставы: в семьдесят суставов, полусуставов и подсуставов. И во все ее жилы: в семьдесят жил, полужил и поджилков, чтобы она токовала. горевала и плакала бы и рыдала по всяк день, по всяк час, по всякое время, нигде б пробыть не могла, как рыбы без воды. Кидалась бы, бросалась из окошка в окошко, из дверей в двери, из ворот в ворота, на все пути, и дороги, и перепутья с трепетом, тужением, с плачем и рыданием, зело спешно шла бы и бежала, и пробыть бы без меня (имярек) ни едины минуты не могла. Думала бы обо мне не задумала, спала бы не заспала, ела бы не заела, пила бы не запила и не боялась бы ничего, чтоб я ей казался милее свету белого, милее Солнца пресветлого, милее Луны прекрасной, милее всех и даже милее сна своего, по всякое время: на молоду, на на перекрое и на исходе месяца. Сие слово есть утверждение и укрепление, им же утверждается, и укрепляется, и замыкается. Аще ли кто от человек, кроме меня, покусится отмыкать страх сей, то буди яко червь в свище ореховом. И ни чем, ни аером, ни воздухом, ни бурею, ни водою дело сие не отмыкается.

Присуха "Бес Хамеон"

Опубликовано в Любовные

Классический заговор реального русского чернокнижия начала девятнадцатого века.

"Двери дверьми, ворота воротами; стану я (имярек) под избой, под нижним бревном. Стоит тут тридцать три беса, из них есть Хамеон. И возговорил он: "Куда вы, братцы, задумали?" - "Мы задумали и загадали в чистое поле огни запущать, рабу (имярек) разжигать, чтобы она обо мне тосковала и горевала и с трепетом ее к верху поднимало; был бы я лучше отца и матери и всего роду-племени, вольного света и ясного Солнца"

Заговор-присушка

Опубликовано в Любовные

Предлагаю, заговор-присушку.

С правой руки, с ладони, наскрести плоти и положить в ложку, с правого же мизинца взять и пустить крови в ложку же. Свить куклу с тряпок величиною с перст, ту куклу повалять в ложке и потом сжечь. И ту золу, разделив надвое, бросить, спереди и сзади на кого думаешь.

На золу наговорить такие слова: как ты, моя надежда, имярек, об отце и матери желание имеешь, так бы ты, мой друг, обо мне, имярек, попечение и радение возымела.

Заговор относится к 1732 году. По поводу текста, кто то возымеет поспорить, дескать и не присушка любовная это вовсе, а желание отдаться на поруки, но привожу так, как приводит автор.

Заговор на власть над человеком /присуха/

Опубликовано в Любовные

Читала ФЧМ. Там форумчане обсуждали этот обряд. Кое кто собрался даже на могилине лебедя живого резать. Народ убеждал друг друга, что дескать занимаясь ЧМ, никак нельзя без кровавых жертвоприношений. Такие глупые.
Олонецкий сборник, редакция Топорковой. Обряд аутентичный.
Я, увы, копировать не разбираюсь что и как пока что, по этому, обряд даю своими словами, но не упуская ни одной детали и без отсебятины и фантазерства. Слова заговорные привожу слово в слово и с пунктуацией редактора.
 
Заговор на власть над человеком /присуха/

Возмеш/ь/ с головы волосок, и положыш/ь/ в яйцо белое не вареное, и  запечатаеш/ь/ серою, и возмеш/ь/ тридевять зернят  житных, и мелеш/ь/ против солнца, и вариш/ь/ тридевять колобков в коробочки в лесе въ ямки; и коробочка б была чиста, и сам был бы чисть, и все плат/ь/е чисто. И пойдеш/ь/ в лес к осины, и удариш/ь/ топором от собя вон, як одним ударом, выколупиш/ь/ щепу осиновую и пойдеш/ь/ в лес о солнечном закати, и станеш/ь/ возле муравейника к западу лицем; а колобки на щепу положыш/ь/ на осиновую, и положыш/ь/ на сучье в дерево над муравейник, а яйцо положыш/ь/ в муравейник, закопаеш/ь/ , а сам говор/и/:

Лягу не благословяс/ь/, стану не перекрестяс/ь/, стану будити умерших; Стан/ь/те, умершие, розбудити убитых! Стан/ь/те,  убитыи,  розбудити усопших! Стан/ь/те усопшии, розбудити з древа падших! Стан/ь/те, з древа падшии, розбудити заблудящих! Стан/ь/те, заблудящии, розбудити зверей под/ъ/емущих /чтение последнего слова в этом предложения условное ибо середина слова покрыта пятном/! Стан/ь/те, звери под/ъ/емущии, розбудити некрещеных! Стан/ь/те, некрещеныи, розбудити безымяных! Да яз к вам пришел, руской  человек, а принес к вам честной обед, руской поминок, белую лебед/ь/, а в белой лебеди знадбу принес от раба имярек; а вы по той знадбу возмите сего раба имярек, от которог/о/ яз вам принес знадбу и белую лебед/ь/, и вы тог/о/ раба возмите себе на збережен/ь/е и на свои руки, да возмите себе ум и памет/ь/, не дайте ему в ночи спат/и/, ни в ден/ь/ дела делати, ни с людми беседоват/и/, ни на соби плат/ь/я носити; держыте вы его, докулева яз к вам не буду с обедом и з белым лебедем; а от меня вам б/уде/т белая лебед/ь/ за верную службу.
А сего раба другая белая лебед/ь/, и честной обед, и руские поминки, и вы от нег/о/ от ступите проч/ь/, отдайте его вы мне на руки, раба ли/и/ рабу имярек, нарядите вы его умна и памятна. По старому в ден/ь/ бы делал, в ноч/ь/ бы спал, и в плат/ь/и один ходил, и в ноч/ь/ бы спал, и с людми бы беседовал, и один бы в плат/ь/и ходил.
И удар/ь/ челом 3 ж к западу не перекрестяс/ь/, 3 ж говор/и/, а починит/ь/ тридевять колобков да два яйца.

Пока набирала, наизусть все выучила. Впечатления положительные. Все логично. Звери подьемущие,-видимо дремлющие, но подьемущие все же написал филолог, думаю ему виднее..дуракам, которые собрались резать бедного лебедя,-это метафора, в одном яйце знадба имярека, волос, и два нормальных обычных сырых яйца.  Лебедя резать не надо.

© MagicScope.ru